Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Ты и я (стихи)
Душераздирающая история о Шляпе (нечто иное)
За секунду до (стихи)
маленький гамлет (стихи)
Вырываясь (стихи)
Московское время - зима (стихи)
Артефакт (фэнтези и фантастика)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Цитата: неверное повторение чужих слов

(Амброз Бирс)

Rambler's Top100







Youngblood

Контакт Глава 11. Помутнение рассудка

Артем Миронов>

Вы - 359-й читатель этого произведения

Посвежело, и идти стало немного легче. Толи от свежего воздуха, толи от того, что мы уже далеко успели отойти от контейнера с химикатами. Солнце почти светило в полную силу и если бы не мысли обо всем, что со мной случилось, то наша дорога могла вполне сойти за воскресную прогулку закадычных приятелей.

Контакт.
Артем Миронов
Глава 11
Помутнение рассудка.


Посвежело, и идти стало немного легче. Толи от свежего воздуха, толи от того, что мы уже далеко успели отойти от контейнера с химикатами. Солнце почти светило в полную силу и если бы не мысли обо всем, что со мной случилось, то наша дорога могла вполне сойти за воскресную прогулку закадычных приятелей. Уродливая морда ублюдка, приснившаяся мне во сне, не давала покоя. Мне кажется, она всю мою оставшуюся жизнь будет приходить ко мне в кошмарах. Странно, но как бы ни получилось так, что сама моя жизнь, до этого спокойная и размеренная могла превратиться в самый настоящий кошмар, если все это не остановить. Но как? Разве один человек может перевернуть весь этот мир обратно, с головы поставить на ноги. Сделать все, так как будто ничего не было. Я просто мечтал об этом, продираясь сквозь чащу непроходимого леса, изморенный усталостью и голодом, потерявший всех своих друзей и любимую девушку, которой так и не осмелился сказать о своих чувствах.
Было совершенно не понятно, толи чаща становилась реже, толи наоборот, заросли немного редея, собирались с силами, и извергали еще больше растительности, увеличиваясь по периметру. Шрам, молча, шагал впереди уже с получаса и за это время даже ни разу не обернулся. Вдруг я неожиданно сам для себя остановился и облокотился на дерево. Я не понимал что, а самое главное для чего, я это все делаю? Зачем иду с неизвестным мне человеком по промозглой неприятной мне земле? Не моей земле. Все же надеясь, что все это какой-то морок или неизвестный до этой поры вид сновидений, я рассчитывал избавиться от напасти и прийти в себя, но этот долгожданный момент все не наступал. Гризли истекающий кровью теряя сознание, медленно опускался по стене, отдавая свою жизнь во имя спасения, в том числе и моей жизни, а этот момент все не наступал. Угрюмый остался на орбите дожидаться нас, обрекая теперь и себя бесконечно болтаться в космосе, пока у него не иссякнут все запасы, а этот момент все не наступал. Моя любимая, исчезла бесследно и я понятия не имею, хотя бы примерно, где она может находиться и что с ней сейчас происходит. Может она еще и жива, но ей нужна помощь, а меня нет рядом. То, что Кэт жива я просто чувствовал шестым чувством, но не мог этого объяснить. Внутренний голос постоянно шептал слова, как будто срывавшиеся с ее губ: «Помоги мне, прошу тебя, забери меня отсюда». Этот голос не покидал мою голову ни на секунду, но как мне найти хоть намек на то, что она не умерла, как отыскать то место где ее удерживают против ее воли, я просто не знал.
- Ты чего там встал? Автобус ждешь? – Ехидно спросил полковник.
- Иду, - машинально ответил я, и продолжил путь.
Дорога из равнины, превратилась в холмистую местность с большим числом неровностей и впадин, в которых сидели затаясь какие-то странные существа, похожие отдаленно на лягушек. Только в несколько раз больше в размерах и имеющих два ряда острых мелких зубов, как у пираний. Я как мог, обходил их стороной, но их становилось все больше, и иногда я случайно наступал на одну из этих тварей, но она не издавала ни единого звука, как будто была мертва, слышался только хруст ее косточек.
- В спячке, не обращай внимания, - не оглядываясь на меня, крикнул Шрам, перепрыгивая очередную яму, - холод быстро наступил, и они не успели укрыться. Нам еще повезло, что мы к ним попали в период спячки, я помню, в том году не один десяток солдат потеряли, когда нас вот также в эти трущобы ублюдки загнали. Из автоматов в них не попадешь, очень уж они изворотливые, набрасываются по пять, семь штук и с ними ничего нельзя сделать. Сжирают за живо, а вот если холодно, то у них какой-то рефлекс срабатывает, и они как медведи в спячку впадают, и тут уж что хочешь ты с ними делай, им все по барабану.
Пробравшись через холмы, мы вышли на возвышенность, с которой были видны руины какого-то города, примерно в десяти километрах отсюда. Шрам постоял некоторое время, шутливо присвистнул и почти кубарем спрыгнул вниз. Я последовал его примеру. Песок под ногами был почти как на пляже морского побережья, только напрашивался естественный простой вопрос: откуда в средней полосе пляжный песок? Так как на этот вопрос у меня не было ответа, как впрочем, и на многие другие, я оставил его без удовлетворения, да в общем мне это было уже и не интересно, но полковник как будто прочитав мои мысли, сам дал на него ответ.
- Это после бомбежки. Разворотило матушку Землю по кусочкам, - с сожалением сказал он и глубоко вздохнул.
- Ты хоть примерно догадываешься, куда нам дальше?
- Примерно догадываюсь, - съязвил Шрам, - это заброшенная военная часть, может там, чего путного отыщем и у меня все-таки большие сомнения по поводу твоей девчонки. Думаю все-таки она у гномов.
- Каких еще гномов? – Удивился я.
- Некуда больше ей деться, как только к ним попасть.
Шрам рассказал про гномов, которые овладевали сознанием и проникали в мозг, полностью подчиняя его себе, и человек начинал делать и исполнять то, что приказывали ему гномы.
- Они живут там, в развалинах, - пояснил он, - я думаю это они над ней поработали и она сдалась, потому что если бы на нее кто-нибудь напал, то сам понимаешь, во первых, мы бы услышали хоть что-нибудь, хоть какой-нибудь шорох или хоть намек на борьбу, а во вторых, нашли бы тело, а его как ты заметил, нет.
- Я конечно до последнего надеялся, что все-таки это не они, но похоже больше вариантов у нас нет. Лучше бы с целой стаей ублюдков сразиться, чем с этими гномами, будь они не ладны. Ублюдки тупоголовые и не сообразительные, мочи их, сколько есть сил, если они только тебя количеством не возьмут, а вот с гномами так уже не получиться, эти гады хитры и изворотливы, а самое главное владеют гипнозом или чем-то вроде того. Затуманивают сознание, и ты ничего сделать не можешь, только слышишь голос и начинаешь против своей воли ему подчиняться.
Рассказ про целую стаю ублюдков, которых можно было просто сшибать ногой как поганки, не оставил меня равнодушным. Я просто вспомнил про нашу последнюю встречу, и как нам еле-еле удалось живыми уйти. Делать было нечего и нам нужно было продолжать идти дальше.
Подойдя ближе к развалинам, я с удивлением заметил, что они были неравномерными, а как будто кто-то выборочно уничтожал здания в той последовательности, которая ему была нужна. Рядом с руинами довольно большого здания, скорее всего какого-то торгового центра, стоял вполне целый одноэтажный домик, похожий на бывшую котельную, это можно было понять, по единственному продолговатому окну почти у крыши. У котельной были только обглоданы края, как будто взрывная волна облизала его и направила всю свою разрушительную силу дальше, на более крупные цели. Одной из таких целей был торговый центр «Статус», остатки букв, названия которого продолжали неуклюже висеть на одном или двух креплениях. Каждая буква была размером с легковой автомобиль, и с дуновением ветра казалось, они готовы рухнуть вниз, но каким-то чудом оставались на своих местах. Уцелел только первый этаж и часть второго, обломки стен которого острыми осколками смотрели в небо.
Зайдя внутрь, я сразу же оступился и чуть не сорвался в глубокую шахту, которая находилась сразу же рядом со входом в полнейшей мгле и спасибо полковнику, который машинально бросился ко мне и успел схватить мою руку.
- Да местечко не из приятных, - запыхавшись, произнес Шрам.
- А я последнее время вообще мало приятных мест видел, а точнее не видел вовсе, - выпалил я лежа на бетонном полу, но с улыбкой на лице от того что сумел выбраться.
Оглядевшись, мы вдвоем пересеклись взглядами, внимательно рассматривая помещение, в котором оказались. Потолки были просто огромными, не меньше десяти метров. Они зияли квадратными дырами потолочных плит, которых не хватало через одну, даже складывалось впечатление, что это специально странный дизайнер задумал разместить их в шахматном порядке, но приглядевшись, я заметил, что чем дальше от входа, тем плиты становились все чаще, а пройдя вглубь здания несколько десятков метров, вообще только местами было видно проводку и противопожарные трубы через черные дыры в потолке и мысль о необычной дизайнерской находке отпала сама собой. Скорее всего, от взрывной волны, которая пошла со стороны входа это так и получилось, что разрушения в этой части здания были максимальными, а вот дальше все было довольно прилично, даже сохранились некоторые магазинчики и складские помещения в одно из которых мы и зашли от того, что там был запах съестного. К своему сожалению это были всего лишь бульонные кубики, которые добавляют в суп для того чтобы усилить вкус и аромат приготавливаемого блюда, но в нашей ситуации нужно было благодарить судьбу и за этот подарок. Собрав все кубики и остатки сухой лапши с пола в черный полиэтиленовый пакет, мы продолжили наше исследование гипермаркета. Внутри было довольно темно, так как все жалюзи на окнах были опущены, да и время уже приближалось к вечернему, но все равно остатки заходящего солнца освещали манекенов тупо таращившихся на нас из разных поз.
- Странно, почему мародеры сюда не заглядывали? – Поинтересовался я, - тут вполне достаточно ценных вещей, которыми можно было бы поживиться.
- Бояться, - спокойно ответил полковник. – Сюда много кто захаживал, вот только возвращались не все, а у нас сейчас выбора другого нет. Надо подружку твою отыскать, да и скоро ночь, а я уж лучше с гномами попробую потягаться, чем быть заживо съеденным, там с наружи, - он кивнул головой на вход, - кстати, сходи-ка ты на всякий случай запри двери, а то мало ли что.
Я и сам понимал, что если мы тут заночуем, чего делать мне крайне не хотелось, но как сказал Шрам вариантов у нас было не много, то двери надо было закрыть. Но как? Ведь они были стеклянными, а от взрыва они не осыпались, а только были все в трещинах и слетели с направляющих реек.
- Давай помогу, - сказал полковник, видя, что один я не справлюсь.
Вдвоем мы кое как умудрились поднять тяжеленную бронированну стеклянную дверь и установить ее на свое место, и в ручную она стала ездить вперед и назад открывая нашему взору, так как сквозь нее из-за трещин ничего не было видно, лес, который подступился к торговому центру совсем близко.
Видя злобные и не уютные стволы деревьев, покачивающихся из стороны в сторону, мысль переночевать, здесь теперь казалась мне на редкость удачной, по крайней мере, на данный момент. Думать о том, что могло поджидать нас в этих катакомбах совсем не хотелось. На первый взгляд ничего страшного и не понятного видно не было, в отличие от дремучего леса со всеми его обитателями. Просто заброшенное и разграбленное здание, вполне пригодное для жилья на данный момент.
Справившись с дверью, мы вдвоем подтащили к ней тяжелую витрину и подперли ею одну из дверей, так чтобы она не давала распахнуться другой и со спокойной душой продолжили осмотр магазина, в надежде найти хоть что-нибудь съестное. К нашему огромному сожалению все то, что раньше можно было бы назвать продуктами либо было уже кем-то использовано по назначению, либо испортилось, так что нам пришлось довольствоваться тем, что было под руками, вернее под ногами, а было там не много. Несколько смятых упаковок быстрорастворимой лапши, с десяток бульонных кубиков и несколько пачек чая, которым мы обрадовались больше всего. Разведя костер прямо посреди торгового зала, мы, уютно усевшись, стали лакомиться добычей. Сначала нам пришлось сделать небольшую вылазку на крышу, а точнее сказать на второй этаж, где полковнику удалось отыскать пластиковую емкость, доверху наполненную дождевой водой.
Сидя у костра и нетерпеливо дожидаясь, когда же все-таки вскипит алюминиевый тазик с водой, в который мы покидали все съедобное, что смогли найти, мы периодически переглядывались с полковником, то и дело, оглядываясь на входную дверь, которая хоть и была намертво заставлена изнутри, но все равно источала опасность. Аромат был настолько сильным, что у меня потекли слюни. Такого великолепия я никогда не пробовал на вкус. Наконец наваристый бульон из кубиков разных мастей и вкусов закипел, поднимая со дна, как мне казалось на тот момент самую вкусную лапшу на свете. Подождав еще пару минут, мы принялись ужинать.
- Послушай, скажи мне только честно, как чувствуешь, ты действительно надеешься вернуться в свое время? – Спросил меня Шрам, уплетая за обе щеки похлебку пластиковой ложкой, найденной в одном из отделов магазина.
- О другом варианте развития событий я и думать боюсь. – Ответил я.
- Ну а все же. Вдруг ты никогда не вернешь свою жизнь обратно, никогда не увидишь родных и близких?
Я оставил этот вопрос без ответа, потому что не знал что ответить. Мысль об этом сразу же сдавила мое сознание до мизерного объема. Во рту пересохло и стало трудно дышать. В голове всплыли воспоминания прошлого, а вернее еще не наступившего будущего и от этого становилось еще труднее смириться с мыслью о неизбежном конце. Хотя, глядя на огонь, который так мирно и по-домашнему согревал нас, я понемногу стал приходить в себя и задумался о своих родственниках, не о тех, о которых напомнил мне Шрам, а о тех, которые возможно сейчас находятся где то здесь, рядом, в этом времени. Вот бы найти их и узнать поближе! А что я им скажу? Сдраасьте, я ваш дальний родственник, очень дальний, такой дальний, что вы обо мне никогда раньше не слышали. Да нет, это звучало бы не просто глупо, а даже безрассудно. Представьте себе в такое тяжелое время, когда каждый день для тебя может стать последним, когда каждая крошка хлеба на счету, объявляется тебе вот такой родственничек в странной одежде, который просит вас ему помочь. Думаю, дальние родственные связи в данной ситуации были бы, по крайней мере, не уместны.
Смотря в добрый и успокаивающий костер, согревавший не только мое измотанное тело, но и мысли я не заметил, как полковник встал на ноги и медленно пошел вглубь зала. Мое сознание как-будто-то устало и решило немного отдохнуть. Я уставился в одну точку и не мог оторваться, а когда, все же приложив максимум усилий все же смог перевести боковой взгляд на своего товарища, его место было пусто. Я, было, хотел оглядеться вокруг, но не смог. Веки как будто были приклеены и не двигались, шея замерзла в одном положении и я не смог повернуть головой. Нет это были не физические ощущения, я не чувствовал никакой боли и даже дискомфорта, просто я не мог сдвинуться с места, казалось что если бы даже я сейчас свалился в обжигающее пламя костра, то меня ждала бы участь шашлыка, потому что сдвинуться с места мне было лень. Да это именно то слово, лень, ни усталость, ни изнеможение, а именно лень. Я попытался боковым зрением отыскать Шрама, но все на что меня хватило, это лишь немного изменить угол обзора и я смог передвинуть зрение на пару градусов влево, но этого было не достаточно. Пытаться окрикнуть я даже и пробовать не стал, было непреодолимо лень. Так я просидел около десяти минут, по крайней мере, мне так показалось, но на самом деле прошло около часа, потому что достаточно большой костер, который мы разожгли, уже почти потух, лишь изредка играя со сквозняком, подбрасывал красную мишуру вверх. Что же со мной было такое? Что еще за напасть? Было похоже на простую усталость, но что эта была за усталость, когда ты не можешь справиться со своим собственным телом, оно тебе просто не повинуется.
Может это полковник решил меня здесь бросить на произвол судьбы? Надоело со мной няньчяться и он решил найти Кэт в одиночку. Честно говоря, эта версия не выдерживала никакой критики. Какой ему был смысл в этом? Узнать где наш корабль он мог и у меня, а вот найдет ли он капитана Антонову, вот это было под большим вопросом.
Понемногу я смог оглядеться и увидел, что полковник действительно пропал, по крайней мере, его нигде не было видно. Попытка подняться на ноги провалилась, но, по крайней мере, я хотя бы смог почувствовать свои ноги, которые по-прежнему меня не слушались, но я их начал чувствовать. Покрутив головой из стороны в сторону, к своей радости я заметил, что шея опять работает. В глазах рябело, и яркие белые точки все усиливались с каждой секундой. Они были похожи на конфетти, которые кто-то бесконечно бросал мне в глаза. Тут я вспомнил, что преподаватель по психологии когда-то рассказывал нам на своих занятиях про гипноз, который может настолько сильным, что полностью подчиняет себе человека, который все осознает и находиться как будто бы в сознании, но его тело подчиняется гипнотизеру. После таких сильных сеансов появляется головокружение и белый снег в глазах, прям как у меня.
Но кто этот чертов гипнотизер и чего хочет? Если он чего-то хочет, то почему ничего мне сказал или не внушил, насколько я помнил из уроков по психологии, я мог выполнить любой его приказ. Этим методом пользовались спецслужбы, когда собирались завербовать нового агента. Если бы испытуемый был как в обычном гипнозе в трансе, то ничего бы не помнил, а при этой методике, клиент прибывал полностью в сознании и мог проникнуть на свой же секретный объект и вполне адекватно общаться со своими коллегами и охраной так, что никто ничего бы не заподозрил, и спокойно осуществить свою диверсионную миссию.
Но откуда, черт побери, здесь гипнотизеры и какого хрена им от меня надо. Может тоже хотят узнать место нашей посадки?
Я встал на ноги. Голова ужасно кружилась, но я смог устоять и не упасть на пол. Состояние было такое, как будто я выпил бутылки три водки, причем без закуски и в плохой компании, где все время приходилось следить за окружающими, как бы чего не вышло.
- Полковник!
- Эй!
- Ты где?
В ответ тишина.
Ты живой? – Попытался я перекричать гробовую тишину и сам этого испугался, потому что отзвуки моего эха, отразившиеся от стен огромного зала, усилились и мой голос получился настолько громогласным, что я его не узнал, и мне от этого стало еще более жутко. Даже не от эха, а от того что что-то неизведанное и непонятное для моего восприятия скрывалось внутри этого торгового центра. Оно было повсюду и от него негде было спрятаться. Оно имело абсолютную власть над людьми, а мы ничего не могли этому противопоставить. Мне казалось, что сейчас я опять замру. Как замороженный безвольный предмет, но на этот раз последует страшный приказ и мне придется ему подчиниться. Как будто сейчас было просто предупреждение, что бы вселить в меня животный страх и еще сильнее сломить мою волю.
Я с опаской огляделся по сторонам и даже попробовал пошевелить руками. Мне это удалось.
- Ты почему не спишь? – Услышал я голос полковника, который монотонным громом прогремел в тишине, но его самого не было нигде видно.
- Да мне сейчас не до сна. Тут сейчас такое было, - почему то попытался оправдаться я.
- Ты сам куда делся? Я тут чуть не скончался. Меня почти парализовало.
Из сумрака вышел полковник и сделал три шага в сторону почти потухшего костра, так что лицо все равно не было видно. В руках у него был автомат.
- Тихо сейчас, темно. Самое время уснуть, - пробормотал как будто сам себе под нос полковник и, передернув затвор автомата, направил его на меня.
- Что с тобой случилось? Ты куда ходил? – Попытался я сбить его столку своим и вопросами, которые не имели уже никакого значения, так как ситуация была для меня патовой.
- На колени, - приказал он.
Я послушно выполнил приказ и медленно опустился сначала на одно колено, а затем на другое, так руги и ноги пока с трудом меня слушались. Освещение изменило угол наклона, и я увидел его лицо и ужаснулся. Оно было не человеческим. Щеки впали в скулы как у покойника, губы были темно синими, почти черными, а глаза полностью белыми. Не было ни зрачков, ни характерного для любого человека покраснения сосудов внутри глазного яблока, они были цвета молока. Меня охватил ужас от того, что я понимал, что передо мной уже был не Шрам, а нечто иное и вести диалог с этим существом было бесполезно.
Опускаясь на второе колено, я пошатнулся назад и уперся рукой в пол, чтобы не упасть и нащупал рукоятку пистолета. Это был «ТТ» полковника. Наверное, он выронил его, когда с ним случилось эта метаморфоза. Я не подал виду и продолжал следить за каждым его движением.
- Что убьешь меня? Ну, давай стреляй же не бойся, только если можно в голову, чтобы не было больно. Я последнее время стал боли бояться, как попал в это гребанное время, так и стал бояться.
Ствол «калашникова» поднялся и теперь по моей глупой просьбе был направлен прямо мне в лоб.
- Зачем вы здесь? – Голос полковника не был похож сам на себя и звучал не естественно, как будто кто-то заставлял его говорить.
Такое я видел только в фильмах ужасов, когда в человека вселялся дьявол или злой дух и, подчиняя его своей власти, заставлял говорить то, что ему было нужно. Я понимал, что передо мной стоял не тот человек, с которым мы делили остатки пищи и вместе рука об руку на смерть отбивались от страшных уродливых тварей буквально сутки тому назад, это был не он, но у меня был только один шанс перехитрить существо и я не хотел его упускать. Мне нужно было делать все, как оно хотело и, расслабив его внимание воспользоваться «стволом» по назначению. Я помнил, что Шрам всегда держал пистолет заряженным и снятым с предохранителя, всегда наготове, всегда готовым разрядить обойму в какую-нибудь тварь, на месте которой сейчас оказался он сам, вернее то, что с ним сделали.
- Как зачем пришли? – Придурялся я – мы же вместе с тобой шли и вот нашли место для ночлега и решили здесь остановиться, ты что забыл? – Продолжал играть роль идиота, я поудобнее укладывал за спиной рукоять «ТТ» в ладонь.
- Вам не забрать ее у нас, она хочет остаться. Она будет нашей королевой.
Во время последней фразы существо закашлялось, как будто проглотило язык, ему и так каждое слово давалось с трудом, а выдавив из себя величественное «королевой», оно попыталось вложить в него все достоинство и великолепие этого слова, но итак впалые щеки вдавились еще глубже и воздуха уже не хватило. Бывший Шрам разразился в топящем его кашле, и дуло автомата наклонилось немного вниз, в сторону. Я тут же не преминул этим воспользоваться и резко, насколько смог в этом положении, выхватил ствол из-за спины и рывком бросил руку в Шрама, одновременно давя на курок. Внутри, я надеялся, что полковник все же сможет «вернуться» в себя и стать опять человеком и поэтому я насколько смог прицелиться направил дуло «ТТ» ему руку. Шансы что я попаду ему именно в конечность, были очень малы, так как я понимал, что если я вообще промахнусь, то уж оно-то не даст мне второго шанса, и поэтому в первую очередь мне нужно было попасть в цель, а вот куда конкретно, это уже был момент номер два.
Пуля попала точно в плечо, и перевоплотившийся полковник издал не человеческий хрип и попытался второй здоровой рукой выстрелить в меня из автомата, но я тут же бросился на него. Не знаю почему. Я совершенно спокойно мог разрядить в него всю обойму до последнего патрона и наверняка уложить уродца, но я рискнул и принял другое решение и думаю, что не напрасно.




© Copyright: Артем Миронов, 2010
Свидетельство о публикации №21008250350

версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

Hearty Angel


Случайное произведение

автор: Андрей Ерохин


Форум

последнее сообщение

автор: Надежда Сапега


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008