Портал молодых писателей Youngblood.ru Редакторы рекомендуют:
Отчего я не рафинад (стихи)
Утреннее. В Саратов. В будущее. (стихи)
я хочу быть деревом (стихи)
Маскарад. (фэнтези и фантастика)
За секунду до (стихи)
Мирабель (фэнтези и фантастика)
Пилоты уходят в небо (стихи)
вход на сайт
    
регистрация
расширенный поиск
Новости Youngbloob в RSS-формате
О проекте
Произведения
Общение
Справочники

с миру по нитке

Афоризм дня

Книги много выигрывают, если их не читают. Поглядите хотя бы на наших классиков

(Джордж Бернард Шоу)

Rambler's Top100







Youngblood

ПРОКЛЯТЫЙ ТРАМВАЙ

Лунна Тёмная>

Вы - 842-й читатель этого произведения







Январь 2008

Как обычно, Семён проснулся утром под злобный рёв мобильника, потянувшись, он приподнялся для того, чтобы вскочить и мчаться, но сладкая ночная нега, окутавшая с ног до головы розовым, тёплым облаком, придавила его обратно. Задремав, он сразу даже и не понял, кто трясёт его за плечи, ему казалось, что его будит Моника Беллучи в сексуальном, красном корсете. «Эй, почему ты говоришь мужским голосом?» пробормотал мученик.
-Чё? Вставай! Сёмыч, я те говорю!!! Мне пофиг на тебя, но если опоздаешь, твои проблемы!!!-
-Сколько времени? Эх, такой сон оборвал подлец, я не прощу тебе этого!-
-Время? Ты хочешь узнать, сколько время?- и Прохор свистнул так, что окна задребезжали.
-Чё, дурак что ли? Сейчас, сейчас! Ох, ох, ох!!! Чё ж я маленьким не сдох!!!?- Семён потянулся, попрыгал на месте и понурый пошлёпал в ванную. Тем временем, будивший его товарищ, бегал, как ошпаренный по квартире в расстегнутой рубашке и в одном дырявом носке. Каждое такое утро Семёна Севильского было просчитано в точности до минуты. 3 минуты на туалет, 7 на чистку зубов и умывание, 15 на нехитрый, скудный завтрак, 5 минут на одевание, и того полчаса, включая одну минуту на поиск ключей. Всё это он иногда строго учитывал и выходил, минута в минуту, но иногда, ему было плевать, и он опаздывал, но 5, 10, 15 минут и даже на этих же полчаса. Ему прощали все опоздания, нарушения, пьянки на рабочем месте, а всё потому, что он был любимчиком, а именно любимчиком женщин с которыми ему по долгу службы приходилось работать плечом к плечу. Самый обычный на первый взгляд посредственный юноша с копной золотых кудрей на голове. Работал он в обыкновенном отделе одного из российских банков, кассиром. Выдавал и получал общественные деньги, отсчитывал слюнявыми пальцами отечественные и зарубежные банкноты. Запах денег, особенно новых, его пьянил, если выдавалась свободная минутка он сидел, развалившись в своём офисном кресле и нюхал новенькие, хрустящие пачки денег с обалденным, как ему казалось запахом. Гладил их дрожащими руками, слушал их сладкое шуршание, но ценность их понять не мог, для него они были просто новенькими типографскими бумажками. Он не мог понять борьбу за эту бумагу «Ну это же бумага!» восклицал он, обычно сидя у своей перезрелой начальницы и распивая с ней дорогущий кофе. Он замечал, как подходящие к его окошку люди, менялись в лице, когда отдавали или получали денежки, капусту, зелень, лавандос, определений придумано было много. Если отдавали, платя за квартиру, или за кредит, ему было жалко этих граждан, до того их измождённые лица приобретали горестную окраску. Если наоборот получали, ожидая выдачи бумаги, он замечал, как они слизывают с губ слюну, улыбаются в ожидании хрустящих купюр.
Любили Семёна даже не за то, что он самый неотразимый мужчина в коллективе, а любили потому, что он был единственный в прямом смысле слова. В обед его подкармливали все дамы кому только не лень от самых молоденьких до самых пожилых, а на праздники дарили самые крутые подарки. Семёна это вполне устраивало. Если в квартире был бардак, и требовалась генеральная уборка, он просто приглашал их в гости на небольшой фуршет, с невинным видом безобидного ребёнка просил помочь. Естественно после приглашённые дамы буквально «вылизывали» всю его квартиру. Он умел влиять на ближних, имея с них кой какую выгоду. Семён в нужный момент строил из себя невинного ребёнка, который погибнет без любви и ласки. Внешность его к этому располагала, по детски пухлые губы, большие, наивные, голубые глаза, курносый нос. «Вылитый херувим!!!» обычно восклицала перезрелая груша, Нина Емельяновна, сидя за чашкой кофе или рюмкой коньяка, мечтательно закрыв глаза. «Где же наш ангелочек?» томно спрашивала нескладная Людка из отдела кредитования. Всё внимание к его персоне Семён принимал, как должное. Воспитанный тихой, ласковой мамой, которая воспитывала его одна, он имел власть над женщинами, потому что знал все ключи к каждой по отдельности.
-Я уже опаздываю, из-за тебя, между прочим, гони тридцатку живо!-
-Какую тридцатку?- опешил Сёма
-Сколько раз я просил, не брать без спроса мои деньги!!! Когда хорошо просишь, я не жадный, но когда таишь, как крыса, тут уж извини! Давай, давай бегом!- Прохор уже оделся и стоял на пороге с протянутой рукой, одетый в серый, дутый пуховик.
-Держи бумажная душа!!!-
-Не бумажная, а юридически подкованная! Всё, покеда Сёмыч!-
-Мерзавец!- прошипел Семён сквозь зубы, одной рукой закрывая дверь, а другой, натягивая брючину на тощую мохнатую ногу. Сказав это, он поскакал шкафу. «Свитер, синий свитер, где он? Блин!». Семён от шкафа перешёл к комоду, раскидывая вещи по всей комнате, начал остервенело рыться в нём. «Серый тоже ничего! Сойдёт для этих убогих мартышек! Что я забыл? По моему всё!»
Выйдя в дремотную, сентябрьскую, свежую темень, он понял, что ненавидит Прохора, работу, женщин, работающих вместе с ним, и идти ему не хотелось, а хотелось просто идти гулять по свежей осенней листве в близлежащий парк, купить бутылку вина и распить её вместе с прекрасной, белозубой и светловолосой незнакомкой. Мечтая, он всё также шёл на автостопе до остановки, не думая о том, куда и зачем он идёт. «Прохор! Тоже мне брат называется, самого то какой то крысиной фамилией назвали, а он ещё и язвит, да подавился бы он этой тридцаткой что ли!!! Мне 21 ему 29, а он всё учит и учит, его спасает только то, что он крупный, как кабан. Отрастил себе харю и думает, что всё знает и во всём разбирается. Развёлся, а что толку, ума так и не прибавилось. Переехал ко мне, в мою съёмную квартиру, его глупая жена до сих пор приходит, просит вернуться, не бросать детей. Да ещё и главным тут себя возомнил, нет сегодня же скажу ему, а ну братик собирай-ка свои вещички и уматывайся!». Вдруг его мысли прервал визг тормозов, бородатый мужчина с ошалелыми глазами выскочил из своего жигулёнка, стал яростно материть Семёна и давать ему оплеухи.
-Ты что ж это (…………)? (…………) паршивец! Ты это самое (….) жить надоело (…..)? Получай (…..) по башке своей бестолковой!- мужик взял его за загривок и толкнул на тротуар. -В следующий раз башкой думай недоделок (…..). Ещё шапку нацепил, смотри-ка! Придурок!- с этими словами он сел в машину, погрозил ему кулаком, словно маленькому мальчишке и ретировался. Действительно, его красная кепка выглядела вызывающе и возможно она подействовала на мужика, как раздражитель и возмутитель его спокойствия. Семён ещё долго не мог опомниться, сидя на тротуаре. Мимо него шли люди и даже краем глаза не смотрели на него, как будто его не существовало. Немного оклемавшись, он схватил свой рюкзак с брелком, в виде маленького фаллоса, подскочил и понёсся к остановке. Хмурое, озябшее солнце проглядывало сквозь прозрачную дымку сентября. Подбегая к остановке, где толпились хмурые, невыспавшиеся люди, но он был весел и счастлив, не смотря ни на что, ни на этого мужика в машине, ни на злобные взгляды будущих попутчиков. Его трамвай под номером 66 долго не подходил, люди нервничая, переминались с ноги на ногу, вытягивали свои шеи и смотрели в грязную, солнечную, задымлённую даль. Люди, забитые своей жизнью, увязшие в траурном круговороте жизни. Украдкой вглядываясь в эти лица, он видел только злобные, больные, усталые глаза, словно они все сговорились. Время шло, а трамвая всё не было, самые умные принялись расходиться, ловить такси или идти пешком, но Семён был упёртым малым, тем более он знал, что на работе ему ничего не будет. Небольшая кучка людей всё же осталась ждать трамвай, солнце уже полностью взошло и осветило эти больные, серые лица. Этот проклятый трамвай всё же приехал, выглядел он зловеще, внутри белокурого херувима в красной, дурацкой кепке, промелькнуло нехорошее предчувствие, как будто бы в этот трамвай даже и не надо садиться, но Семён всё таки сел и поехал рассматривая уже набившие ему оскомину знакомые пейзажи, дома, заборы, здания, вывески. Странно, что людей было мало, все сидели и даже остались свободные места, радостный Семён ехал, а в глаза ему светило солнце, он выглянул в открытую форточку, и зажмурившись, ловил потоки ветра. Белокурый херувим хотел даже запеть, но во время остановился. Неопрятная старуха напротив нехорошо смотрела на него исподлобья, но ему было всё равно в этой солнечной идиллии. Сёме вдруг стало не по себе из-за того, что на остановке не подсаживались люди, никто не заходил и не выходил, словно они единственные, избранные, были собраны здесь для чего-то особенного, возможно даже хорошего. Он выглянул из открытой форточки и начал махать мелькавшим людям и кричать «Люди провожайте меня!» зачем он так кричал, Семён понять не мог. Пока он ехал, вспомнилась ему молодая невзрачная уборщица, которая одна воспитывала двух детей и с утра до вечера мыла в их отделении полы. Семён даже иногда приглядывался к ней, а особенно вглядывался в её глубокие, полные смысла глаза, но увы искры в них уже не было. Как её зовут, Сёма точно не знал, но было в ней что-то притягивающее взгляд. Он ехал и ехал, ехал и ехал, и дорога казалась ему бесконечной, а в голове сидела проклятая уборщица без имени и живых глаз.
Солнце исчезло и начался ураган, вдруг резко потемнело.
-Эй! Граждане! Здесь же не было тоннеля!!!- кричал кто то в панике
-Спасите! Кто ни будь! Включите свет!-
-Быстрее открывайте двери!-
-Ищите молоток, ищите бегом, нужно разбивать стёкла!!!-
Все вопили, кричали, метались по салону, а Семён сидел и усиленно тёр глаза, ему казалось, что он ослеп. Он сидел среди жуткого рёва и грохота, открывая и закрывая глаза, но увы светло не становилось. Вдруг кто-то прыгнул на него и повалил на землю всем своим весом. Он громко кричал, потому что его начали топтать, прыгать на нём, он визжал, в ужасе, закрывая глаза и лицо руками. Вдруг всё резко кончилось, вагон остановился и затих. Жуткая тишина звенела в людских ушах. Семён лежал под сиденьем, скрючившись, как плод в материнской утробе, ушибленная голова пульсировала, болело вообще всё тело, по которому пронёсся табун безумных пассажиров и товарищей по несчастью. Включился свет, и перед глазами Семёна предстала жуткая картина, лежащие вповалку люди, кто-то уже поднимался, а кто-то не подавал признаков жизни. У кого-то были ссадины и синяки, а у кого-то и открытые кровоточащие раны. Сёма ошалевший от произошедшего, онемел и не мог выдать членораздельных звуков. Он трясся от шока, сидя на полу около сиденья и оглядываясь по сторонам, тяжело дыша. Его рюкзак валялся у дверей в проходе.
-Что произошло?- завизжала какая то девушка -Мама, мама! Что с тобой? Я помогу тебе, оставайся на месте!-
-Люююди! Помогите мне, я ранен! Ребро! Моё ребро!- кричал мужчина в тёмных очках, лежащий неподалёку.
Постепенно все кто мог подняться, встали и искали, как можно выйти из этого чёртового вагона. Семён поднялся и глянул в окно, но разглядеть ничего не смог, лишь полумрак и туман.
-У водителя, у водителя! У водителя должна быть кнопка и мы сможем выбраться!-
-Граждане! Он мёртв!-
-Открывайте же, что тянете!?-
Нежная психика херувима не выдержала и он слёзно, заверещал, эта истерика продолжалась не больше минуты, но вогнала всех оставшихся в живых в ступор и создала панику. Все бегали, пытаясь выйти на волю, наконец, какому то здоровому детине удалось разбить неподдающееся стекло. Все одной огромной массой двинулись к нему, отталкивая друг друга. Семён наблюдал за этим со стороны и трясся от страха и шока. Наконец он нашёл в себе силы подняться и выйти на волю. Он медленно, прихрамывая, подошёл к разбитому окну и выглянул в туманную темноту. Пахнуло сыростью и плесенью. Люди бродили из стороны, в сторону не понимая, где они, и куда им идти. Кто-то пытался звонить по мобильнику, но все их попытки были тщетны. Вокруг одна земля, темень и грязь. Неба не было видно. Семён спрыгнул на землю, и принялся отряхивать свой бежевый плащ. Оглянувшись, назад он увидел искореженный, изуродованный вагон, горящий адским светом.
-Эй парень! Мы кажется здорово влипли!- окликнул его мужчина в чёрном плаще.
-Почему?- дрожа, спросил Семён.
-Ты знаешь, где мы?-
-Нет!-
-Вот и я о том же!-
-Чувствуешь, воздуха не хватает! Вот то, то и оно! И связи нет!- с этими словами он достал свой сотовый телефон, и стал нервно нажимать на кнопки -Эх чёрт! Знать бы ещё отсюда выход!-
Семён посмотрел вокруг и увидел необъятную пустоту и услышал эхо вакуума.
-Пока есть воздух, ещё можно жить, но когда, он кончится и нас к этому моменту не спасут, то можешь считать, что нам конец!- продолжал «чёрный плащ» -А без воды? Без воды дня 4 не больше, а потом всё…- и он помолчал.
-Вы случайно не можете предположить, где мы находимся?-
-Знаешь парень, я чувствую землю и сырость, словно это одна, общая могила!-
-Спасибо за оптимизм!-
-Не за что кушай на здоровье парень! Тебя кстати, как звать?-
-Семён Геннадьевич!-
-Ого, ишь ты как! А меня тогда Арнольдом Порфирьевичем звать!-
Тем временем люди метались вокруг и пытались найти выход, ощупывая земляные стены. Кто то просто сидел на земле и молчал, кто то кричал, кто то плакал, но истерика назревала, даже у самых стойких и сильных. Вдруг женщине, которая ходила рядом с Семёном, стало плохо, она ударилась о землю в припадке…
Шли секунды, минуты, часы, они шли, шли, шли, и казались Семёну вечностью. Он сидел в проклятом трамвае, на сиденье поджав ноги и уставившись в стену, рядом с ним на полу лежала мёртвая, златовласая девушка, с окровавленной головой. «С ней наверно и хотел по парку погулять!» пронеслось у Сёмы в голове, и он принялся раскачиваться, его сотовый телефон тоже был мёртв и не ловил долгожданных сигналов. Энергии ещё хватало на то, что бы в трамвае горел тусклый свет, но трамвай освещался всё меньше и меньше. «Чёрный плащ» тем временем, сидел на пригорке ко всем спиной неподалёку, и курил. Семён глянул в окно и уставился на него.
-Молодой человек, вы не поможете?- заскорузлая, бледная женщина, окликнула его -Подержите ему голову, я подложу новую подстилку!- и она указала на бледного мужчину с разбитой головой, лежащего неподалёку.
-Конечно мадам!- улыбнулся херувим, хотя радоваться было нечему.
Семёну ужасно хотелось пить и есть, в глазах поплыли белые мушки. Ужасно кружилась голова, силы постепенно покидали его. Он закрыл глаза, а перед глазами возник, кувшин с водой наполненный доверху льдом, он сверкал в лучах яркого солнца, вода чистая, хрустальная. Облизнув губы, Сёмыч принялся плакать, вспомнилась ему и начальница, и мама, и Людка из отдела кредитования и уборщица без имени и живых глаз и даже брат его Прохор. «Если бы я только знал, я бы пошёл пешком!!!» и с этой мыслью, он лёг на сиденье и уставился в потолок, размазывая слёзы по щекам, горькие, жгучие, солёные слёзы. Кувшин с хрустальной, искрящейся водой не выходил из головы. Он лежал и при тусклом свете трамвайных ламп, ему казалось, что златовласая девушка не мертва, а просто спит. Он долго смотрел на неё в упор, не отрывая глаз. Вдруг она открыла глаза и что-то прошептала. Семён затрясся от страха и в ужасе зажмурился, вновь открыв глаза, он ясно увидел, что она всё так же лежит. «Всё, начинаются галлюцинации!» пронеслось у него в голове. Он решил выйти и развеяться, выйдя из трамвая, он лицезрел, что людей способных ходить и полных сил всё меньше, все кто были в состоянии всё также бродили, кто-то кричал, кто-то стучал по земляным стенам. «Чёрный плащ» всё также сидел ко всем спиной. Семён решил подойти к нему, и охрипшим голосом просипел.
-Вы не смогли дозвониться?-
-Нет парень!- и он нервно закурил -Последняя сигарета осталась!-
-Скажите! Мы погибнем?-
-Теоретически да! Воздуха всё меньше и сил тоже… всё меньше! Посмотри, вон на того мужика!-
-Ну!- и Семён глянул на рыжего, бородатого мужика.
-Мне кажется, что ему, что-то известно!-
-Вы думаете?-
-А ты посмотри, как он себя ведёт, он всё время поглядывает на часы. Он ходит, что-то считает, и что самое главное всё время смотрит на часы!-
-И что?-
-Что, что!!! Это значит, что скоро, что-то будет! Вот держи, только никому не показывай!- и с этими словами «Плащ» протянул ему бутылочку с остатками воды -Спрячь её за пазуху!-
-Спасибо большое!!! Я изнемогаю от жажды!!!!- и Сёма принялся жадно пить.
-Ты парниша, малость посиди здесь! А я подойду, побалакаю немножко!- и он двинулся к «рыжему». «Плащ» и «Рыжий» разговаривали долго, активно и эмоционально жестикулируя. «Рыжий» тыкал, указывая пальцем куда-то в земляной потолок, и сверялся с часами.
Становилось, всё жарче и душнее и уже единицы людей, оставались, в состоянии бродить и молить о помощи, остальные медленно и мирно лежали или полусидели, облизывая губы и тяжело дыша.
Арнольд Порфирьевич подошёл к Сёме
-Слышь парень дело идёт к лучшему! Это эксперимент! «Рыжая борода» сказал, что скоро нас выпустят! Минут через30-45!-
-Вы что с ума сошли?! Какой эксперимент?!! Люди же погибли!!! Очнитесь!!! Эй!!! Мы что в застенках Освенцима? Эксперимент до смерти? И откуда ему известно про это?-
-Парень ты это…подойди к нему, я и сам ничего не понял!-
Семён подскочил и быстрым шагом направился к стоящему неподалёку «Рыжему», благо после выпитой водички у него прибавились силы.
-Объясните мне, что здесь происходит? Кто вы и откуда вам про это известно?-
-Стой на месте! С минуты на минуту, это произойдёт!-
-Что?! Что, вашу мать?!-
-Я бы посоветовал вам молодой человек быть со мной по вежливей, а не то вам же хуже!-
-И что?! Что вы мне сделаете?!- и с этими словами Сёма повалил мужика на землю, схватил его за ворот белой рубахи -Быстро отвечай гад, что случилось!-
-Эксперимент, эксперимент… Отпусти! Больно же!- он поднялся и стал отряхиваться -Эксперимент о поведении человека в экстремальной ситуации или катастрофе! Вы все лабораторные крысы в клетке!-
-Организатор! Быстро говори, кто всё это организовал?- Семён снова схватил его за грудки.
-XOXOL! Корпорация XOXOL!!!-
-Что за… - и тут он всё понял, в этой корпорации работал его брат. Работал всего лишь охранником, но как? Зачем? Зачем он согласился провести эксперимент надо мной? Сколько этому чёртовому ублюдку заплатили?
Семён яростно закричал, чего от себя абсолютно не ожидал -Кем являешься ты?!! Отвечай!!!-
-Меня всего лишь засунули сюда по ошибке!!!-
-А кто будет отвечать за погибших людей?! Я знаю! За них будешь отвечать ты!!!- Семён залез на крышу трамвая, уцепившись за рога –Люди, граждане, Россияне!!! Хотите в честь какого-нибудь праздника, я открою вам маленькую, ну просто малюсенькую тайну!-
-Не надо, я прошу тебя!!!- вопил «Рыжик».
-Нет, я всё-таки расскажу вам граждане эту тайну! Вот этот рыжий, усатый, бородатый, гадкий таракан посадил вас всех сюда! Да, это он является организатором эксперимента, который проводится сейчас над вами! Чем доказать? Выверните для начала его карманы, так ясно! Список Ф.И.О. и адресов? Кто-то себя нашёл? Вот так товарищи, это и есть его маленькая тайна!-
Разъяренная толпа набросилась на бедолагу, и избила его до полусмерти, мстя за детей, за себя и погибших близких. Расправившись с ним, они разошлись по углам, вдруг в потолке открылся люк, и яркий свет больно ослепил всем глаза. К заточённым, спустили лестницу, и они друг за другом поднимались к свету и воздуху. Каждый, кто добирался до верха, охал, ахал или вскрикивал от изумления, и вылезал на волю. Наконец настал черёд и Семёна, путь вверх по лестнице казался вечностью, наконец, он добрался, высунув голову, он потерял дар речи, всё вокруг было другим, ни деревьев, ни людей, только машины-роботы, киборги, летающие тарелки и иная цивилизация, чужая цивилизация без воздуха и воды. Осталось Семёну только искусственное солнце, которое ослепило его своим ярким, ужасным светом…





Февраль 2008






версия для печати

Мнения, Комментарии, Критика

последние комментарии

Ушастый: Как я понял события происходят с января по февраль 2008? тогда почему тут присутствуют такие строки как: "...Выйдя в дремотную, сентябрьскую, свежую т...   (31.03.2008 6:32:50) перейти в форум

Лунна Тёмная: Это дата написания, а не происходящих в рассказе событий!   (31.03.2008 6:35:38) перейти в форум

Ушастый: Понятно. А я думал что день растянут на пару зимних месяцев, когда ГГ ходит в кепке красной. А теперь все вроде на свои места стало:)   (31.03.2008 8:01:42) перейти в форум

Ваш комментарий
От кого Логин   Пароль 
Сообщение
Можно ввести    символов
 
назад
Глас народа
Правила

Случайный автор

sasha romanova


Случайное произведение

автор: Anka


Форум

последнее сообщение

автор: SkaZ04NicA


актуальные темы


На правах рекламы

Сейчас на сайте
Веб-дизайн IT-Studio | Все авторские права на произведения принадлежат их авторам, 2002-2008